Эволюция органической жизни

У первых охотников в общем-то была довольно приятная жизнь, что видно хотя бы из хорошо известной книги Рони-старшего «Борьба за огонь». Незагрязнённая среда, добрая семейная жизнь (хотя проблема треугольника существовала уже во времена плейстоцена), крепкое здоровье. Они не знали ни энергетических, ни экологических кризисов, ни проблемы ядерного уничтожения.

Понадобилось лишь несколько десятков тысяч лет, чтобы разум человека, совершив гигантский скачок, создал сельское хозяйство, гидроэлектростанции и космические корабли. Срок по космологическим и геологическим масштабам ничтожный. Если считать, что человек на Земле существует в течение суток, то цивилизация занимает, скажем, последние минуты из этих суток.

И за эти последние минуты возникли классы, сельское хозяйство, аппарат государственной власти и, наконец, высокоразвитая цивилизация, обладающая значительным научным и технологическим потенциалом. Возникло стремление познать окружающий мир и самих себя. Возникла способность прогнозировать последовательность сложных событий.

Собственно говоря, последние два обстоятельства в наибольшей степени характеризуют свойства разумной жизни. Увеличение объёма мозга у приматов всего в два раза привело к колоссальным качественным изменениям на нашей планете. Человек научился применять приобретённые знания на практике.

Но мы опять сталкиваемся здесь с очень тяжёлой задачей. Мы знаем лишь один пример эволюции органического мира, когда в результате определённой совокупности обстоятельств возник разум, наука и технология.

А быть может, существуют другие пути развития органической жизни?

Обсуждая вопрос существования неземного разума и контакта с ним, нельзя закрывать глаза на другие варианты эволюции. Ведь природа работает вслепую. Для неё характерно отсутствие какой-либо цели. Её метод — это метод проб и ошибок, и даже на Земле мы видим примеры эволюционных тупиков.

Я хотел бы, чтобы слово «тупик» было понято правильно. Тупик — это или отсутствие развития, законсервированность на какой-то стадии процесса, или чрезвычайно медленное развитие. Общеизвестным и очень наглядным примером эволюционного тупика являются насекомые, чьи физиологические особенности не позволяют в принципе иметь им большой мозг.

И конечно, никак нельзя исключить того, что на какой-нибудь далёкой планете эволюция не привела к появлению разума. Ведь не нужно забывать и о том, что уменьшение темпа эволюции всего в два раза (а что такое коэффициент, равный двойке?) отбрасывает нас сейчас на уровень одноклеточных организмов.

С другой стороны, не следует думать, что наша модель разума, человеческого разума, — единственно возможный вариант эволюции во Вселенной. Многие знакомы с блистательным научно-фантастическим романом С. Лема «Непобедимый». Лем описывает ситуацию, когда группа людей, исследующих далёкие миры, встретилась с псевдоразумной жизнью. Она была «построена» из маленьких неорганических кристаллов, каждый из которых, взятый в отдельности, не представлял никакой опасности. Но когда миллиарды этих кристаллов объединялись, они приобретали совершенно новые свойства и образовывали «тучемозг», уничтожавший всё на планете.

Отдалённый аналог этого «тучемозга» представляют насекомые и особенно муравьи. Муравьи общаются между собой, щекоча друг другу брюшко. Это очень медленный тип контакта. Если бы природа дала им возможность какого-нибудь нового, более быстрого типа контакта, например прямой передачей электрических импульсов, трудно предсказать, какого уровня развития достигли бы насекомые. Гигантские сообщества «электромуравьёв» могли бы делать сложные расчёты и быстро принимать коллективные решения.

Это и был бы органический «тучемозг», и очень трудно представить себе его возможности, его культуру, его этические принципы.
С другой стороны, хорошо известно, что китообразные, обладая мозгом, превосходящим по объёму человеческий, не пошли по пути, связанному с развитием науки и технологии. По всей видимости, это вызвано тем, что среда, в которой они обитают, гомеостатична. Ни дельфинам, ни китам нет необходимости защищаться от резких смен температуры, да и голодная смерть им пока не грозит.

Л. МУХИН ПЛАНЕТЫ И ЖИЗНЬ